Кто разжигает пожар в ЦАР и зачем там Россия?

Кто разжигает пожар в ЦАР и зачем там Россия?

Иллюстрация: gazeta.ru

В самом центре Африки, в Центрально-Африканской Республике (ЦАР), 27 декабря проходят парламентские и президентские выборы. Главное внимание африканцев, и не только их, приковано к выборам главы государства, вызвавшим новый всплеск насилия в этой многострадальной стране.

ЦАР богата полезными ископаемыми, но, несмотря на это, является одной из самых бедных стран на планете. Около 75% населения ЦАР живет в крайней нищете. По размерам ВВП — $ 4 млрд с небольшим — она занимала в прошлом году 171-е место, а по его размерам на душу населения — $ 789 — 186-е место.

Кроме этого, ЦАР не без успеха борется еще за один малоприятный титул — самого неспокойного с точки зрения политики государства в мире. Несмотря на все попытки, остановить гражданскую войну в ЦАР международному сообществу не удается.

В стране уже не один год находится миротворческая миссия ООН — Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в ЦАР (MINUSCA), срок действия мандата которой истекает в ноябре 2021 года. Численность «голубых касок» составляет примерно 11,5 тыс. человек. В большинстве это военные из Руанды.

Неделю назад подразделения миротворцев были срочно передислоцированы на подступы к столице Банги. Дело в том, что 19 декабря вооруженная оппозиция объявила о создании новой антиправительственной организации «Коалиция патриотов за перемены» (СРС), которая тут же начала наступление на Банги с целью захватить столицу или в крайнем случае взять ее в кольцо блокады. Цель хорошо скоординированных ударов с разных сторон очевидна. Оппозиция хотела сорвать воскресные выборы, потому что не без оснований опасается поражения. Выполнить главную задачу отрядам организации «3R», Патриотического движения за Центральную Африку (MPC) и ряда вооруженных милиций не удалось. В основном благодаря «голубым каскам», срочно переброшенным к столице с запада. Тем не менее оппозиционерам, обещавшим «любыми средствами восстановить на территории государства спокойствие и безопасность, если правительство фальсифицирует результаты выборов», удалось захватить ряд городов, включая административный центр префектуры Лобайе Мбаики, и населенных пунктов, которые расположены вдоль дорог, ведущих к столице. В результате внезапной атаки возникла реальная угроза столице.

«Миссия (MINUSCA) подчеркивает, что эти скоординированные удары в хорошо известных районах являются намеренными попытками сорвать выборы», — говорится в заявлении миротворческой миссии ООН.

«Главная цель создания коалиции — помешать планам Туадеры победить в первом туре», — соглашается аналитик Sentry Наталия Духан.

Официальный представитель MINUSCA Владимир Монтейро утверждает, что «голубые каски» и правительственные войска контролируют ситуацию в стране. Однако обстановка, судя по противоречивым сообщениям, приходящим из ЦАР, остается напряженной.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш через своего пресс-секретаря Стефана Дюжаррика осудил вспышку насилия в ЦАР и призвал все стороны конфликта сделать все возможное для проведения выборов в спокойной обстановке. Глава ООН вместе с Советом Безопасности призывает противников решать спорные вопросы за столом переговоров и действовать «в интересах народов Центральной Африки, которые уже много лет страдают от нестабильности и насилия».

Действующий президент обвиняет бывшего главу государства

И без того неспокойная обстановка в ЦАР резко обострилась в конце года. Наступление началось за неделю до выборов, так что никаких сомнений относительно цели оппозиции ни у кого нет. 16 декабря правительство президента Фостен-Арканжа Туадеры, баллотирующегося на второй срок и считающегося главным претендентом на победу, обвинило бывшего главу ЦАР Франсуа Бозизе, руководившего страной десять лет, в попытках «дестабилизировать обстановку в стране».

74-летний Бозизе обвинения отверг, однако известно, что накануне наступления «Патриотов» на Банги он встречался с лидерами входящих в коалицию организаций, а также находился вместе с наступавшими отрядами.

Франсуа Бозизе год назад, в декабре 2019 года, вернулся в Центрально-Африканскую Республику после шестилетней эмиграции. Он сделал карьеру при диктаторе Жан-Беделе Бокассе и дослужился до генеральских погон, возглавлял Генеральный штаб Вооруженных сил ЦАР, а также был министром обороны. После нескольких неудачных попыток захватить власть ему удалось при помощи военного переворота стать в 2003 году президентом, но через десять лет он был свергнут тоже в результате переворота. Ему пришлось бежать в Камерун после взятия Банги в январе 2013 года отрядами коалиции «Селека», состоящей в основном из представителей мусульманских меньшинств (85% центральноафриканцев, включая Франсуа Бозизе, исповедуют христианство).

Экс-президент захотел, естественно, вернуться в президентский дворец и объявил об участии в выборах, однако Конституционный суд вычеркнул его из списков кандидатов. Слабым утешением для Бозизе может служить то обстоятельство, что такая же участь ждала еще несколько десятков претендентов на пост президента. Всех их «сняли с пробега» по разным причинам. Что касается Франсуа Бозизе, то он, во-первых, не прожил в стране как минимум год накануне выдвижения своей кандидатуры, а во-вторых, находится в международном розыске по обвинениям в совершении как политических преступлений (незаконные аресты и пытки противников), так и преступлений экономических.

Конституционный суд, между прочим, в ЦАР, судя по всему, действительно независимый. Об этом можно судить, например, по тому, что он отверг просьбу действующего президента Туадера о переносе выборов на более позднюю дату. Отказ так подействовал на Туадеру, что после этого он сам начал настаивать на проведении выборов 27 декабря.

Франсуа Бозизе с отказом суда регистрировать его на выборах неожиданно для многих согласился. Сейчас он, по крайней мере официально, поддерживает лидера оппозиции Анисе-Жоржа Дологеле, проигравшего Туадере в 2016 году во втором туре президентских выборов.

У Бозизе в ЦАР по-прежнему немало сторонников, главным образом в самой многочисленной этнической группе в ЦАР, племени гбайя, проживающем на северо-западе страны. Но самое неприятное для властей то, что у него много сторонников в армии.

Одиннадцать из одиннадцати

После переворота 2013 года между формально распущенной, но фактически продолжавшей действовать мусульманской коалицией «Селека» и ополчением «Антибалака», состоящим в основном из христиан и анимистов, последователей местных языческих культов, началась кровавая гражданская война. Жертвами конфликта стали тысячи человек. Только в 2012—2014 годах погибло более пяти тысяч центральноафриканцев, в основном мирных жителей, а 1,1 миллиона, или пятая часть пятимиллионного населения страны, стала беженцами. Большая часть их — также, кстати, как сейчас, в декабре 2020 года, — бежала в соседний Камерун.

На выборах 2016 года победил Фостен-Арканж Туадера. Он сменил на посту главы государства Мишеля Джотодию, лидера «Селеки», который после переворота провозгласил себя президентом, кстати первым мусульманским президентом в истории независимой ЦАР. Однако избрание Туадеры не положило конец гражданской войне. Так же, как это не удалось и французским военным, ввезенным в страну после выборов 2016 года. Операция «Сангарис», кстати седьмое по счету вмешательство Парижа во внутренние дела своей бывшей колонии, результатов не дала.

Свет в конце тоннеля забрезжил в феврале 2019 года, когда в Банги было подписано мирное соглашение между воюющими сторонами. Однако луч света оказался слишком слабым, чтобы пробить мглу противоречий противоборствующих сторон. Вооруженные столкновения, хотя и не такие интенсивные, продолжились. Несмотря на поддержку миротворцев, правительство Туадеры на момент начала наступления оппозиции контролировало лишь треть страны.

Прежде чем начать наступление на Банги 19 декабря, Коалиция патриотов за перемены обвинила власти в невыполнении условий мирного соглашения и заявила о выходе из него. Неудивительно, потому что из 11 политических соглашений, заключенных в ЦАР за последние 13 лет, ни одно не оказалось эффективным.

Те же и Россия

Отличительной чертой нынешнего обострения обстановки в Центрально-Африканской Республике является интернационализация его международной составляющей, которая объясняется как важным стратегическим положением страны в самом центре Черного континента, так и ее богатыми недрами. В ЦАР имеются месторождениями алмазов, урана, золота, нефти и других полезных ископаемых. Кроме этого, страна богата лесными и гидроэнергетическими ресурсами.

Антиправительственная коалиция была создана очень быстро, в течение считаных дней, при непосредственном участии Чада и Республики Конго (не путать с Демократической Республикой Конго).

Важную роль в отражении последнего натиска оппозиции сыграли руандийцы. Всего в миротворческом контингенте свыше 6,5 тыс. военнослужащих и полицейских из этой страны.

Пресс-секретарь правительства ЦАР Анже Максим Казагуи заявил на прошлой неделе, что Кигали, столица Руанды, существенно усилила миротворческий контингент. Президент Руанды Поль Кагаме подчеркнул на пресс-конференции, что руандийские войска по двустороннему соглашению с Банги не обязаны следовать правилам поведения «голубых касок», которые, согласно 7-й главе Устава ООН, имеют право применять оружие лишь в ответ на прямое нападение. По новому соглашению, руандийские войска могут препятствовать любым попыткам, направленным на срыв выборов и дестабилизацию положения в Центрально-Африканской Республике.

От предыдущих обострений обстановки в ЦАР нынешнее принципиально отличает активное участие России, которая уже несколько лет помогает правительству Туадеры оружием и военной техникой, а также обучает центральноафриканских военных.

Соглашение о военном сотрудничестве между Москвой и Банги было подписано в Сочи в 2017 году. В обмен на российское вооружение и инструкторов правительство Туадеры открыло российскому бизнесу доступ к полезным ископаемым. Наибольшую активность в ЦАР, если верить российским и западным СМИ, проявляет Евгений Пригожин и компания Lobaye Invest, контролирующая, похоже, добычу золота и алмазов в ЦАР. Опять же, как следует из сообщений СМИ, безопасность на приисках, контролируемых Lobaye Invest, обеспечивает небезызвестная ЧВК «Вагнер», которая, не исключено, обеспечивает охраной и президента Туадеру.

О возможном появлении российской базы в Центрально-Африканской Республике говорили еще в 2019 году. Следует иметь в виду, что на это намекнул в интервью на саммите Россия — Африка в Сочи президент Туадера. Москва эту информацию опровергла. Военная база в центре Африки России действительно ни к чему, потому что наша страна преследует в Африке экономические, а не военные наступательные интересы. По крайней мере, пункт снабжения в Судане, о котором много говорят в последнее время, будет служить не наступательным, а оборонительным задачам России на Черном континенте.

Между тем западные СМИ, как водится, обвиняют Россию в том, что она подбрасывает в топку конфликта дрова, отправив 21 декабря в Банги военных. Причем обвинения основываются на словах Казагуи, заявившего, что против оппозиции вместе с правительственными войсками сражаются военные из Руанды и России. Он, например, заявил, что российские военные сразу после прибытия в столицу, утром 21 декабря, отправились на фронт отражать нападение мятежников.

Москва не отрицает, что в Банги 21 декабря приземлился российский самолет, но утверждает, что на его борту находились не военнослужащие, а 300 инструкторов, которые не принимают участия в боевых действиях.

«В ЦАР нет российских военных, за исключением пяти сотрудников военной миссии», — подчеркнул посол РФ в этой африканской стране Владимир Титоренко.

О присутствии в ЦАР российских инструкторов, которые обучают солдат правительственной армии и регулярно меняются на ротационной основе, хорошо известно как Совбезу ООН, так и мировому сообществу.

МИД России опровергает информацию, сообщаемую западными СМИ в целом и американским агентством Reuters, например, в частности, что российские самолеты доставляют в ЦАР не только личный состав, но и военную технику с боеприпасами. Западные СМИ также утверждают, что советником Туадеры по национальной безопасности является россиянин.

«Мы не отправляли туда (в ЦАР) войска, — цитирует заместителя министра иностранных дел России Михаила Богданова агентство Interfax. — Мы полностью выполняем резолюции Совбеза ООН».

Внешнеполитическое ведомство РФ выразило серьезную озабоченность обострением обстановки в ЦАР и призвало всех участников конфликта договариваться за столом переговоров. Позицию российского МИД подтвердил и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

В Москве не скрывают и дружественных отношений с президентом Туадерой, переизбрания которого не хотят Париж и Вашингтон. В ЦАР, кстати, по крайней мере в нюансах, позиции России и Запада совпадают: США и Франция тоже обвиняют Франсуа Бозизе в попытках дестабилизировать ситуацию в стране.

«Франция не оставит ЦАР, — заявил депутатам главный французский дипломат Жан-Ив Ле Дриан, возглавлявший в свое время и военное министерство Пятой республики. — Мы всегда сможем вмешаться в кратчайшие сроки».

Париж стремится, естественно, вернуть былое влияние в Центральной Африке. Как нетрудно догадаться, в ЦАР Франция и Россия, несмотря на одинаковое отношение к Бозизе, — не союзники, а скорее противники.

Французы предпочли бы увидеть в президентском кресле бывшего спикера Национального собрания (парламента) ЦАР Карима Мекассуа. Имеются не очень большие, скорее теоретические, шансы стать президентом и у столичной градоначальницы и временного президента (2014−16) Катрин Самба-Панзы, а также у уже упоминавшегося экс-премьера Дологеле.

Источник