Пэрство по блату: Симптом порчи, глубоко пропитавшей британский политикум

Пэрство по блату: Симптом порчи, глубоко пропитавшей британский политикум

Иллюстрация: t.me/s/utopiyaproject

Связь между деньгами и политическим рангом едва ли может считаться такой уж скандальной, если подразумевает возникающие иногда закулисные сделки и трюки. Другое дело — процесс, который непрерывно продолжается десятилетиями почти в открытую с той или иной степенью наглости, говорится в статье британской The Guardian от 24 декабря.

Известно, что действуя через маклеров, Ллойд Джордж брал £40000 (существенно более миллиона на современные деньги) за присуждение титула баронета. Такая явная торговля «почётом» была признана незаконной в 1925 году. После этого вожделенная цель стала достигаться посредством «подмигиваний и кивков». При Гарольде Вильсоне в 1976 году список смиренных кандидатов в лорды привлёк внимание язвительных критиков потому, что включал бизнесмена, давно подвергнутого бойкоту в деловом мире, а также по меньшей мере одного отъявленного мошенника. Правда, осталось недоказанным, что премьер-министр поимел за это какую-то мзду.

В 2006 году премьер Тони Блэр оказался замешанным в аферу «почёт-за-деньги (cash-for-honour)». Было инициировано криминальное расследование, но до предъявления обвинений дело так и не дошло. Один газетный колумнист написал тогда, что случай иллюстрирует «испорченность правительства и разложение системы присуждения почётных званий». Тем журналистом был Борис Джонсон, который на этой неделе использовал свою привилегию премьер-министра для увенчания почётным званием Питера Крудаса (Peter Cruddas), бизнесмена и финансового донора партии консерваторов. Кандидатура мистера Крудаса не прошла перед тем в комиссии по приёму в общество лордов. Мистер Джонсон счёл их решение несправедливым и отменил его. Такое поведение вряд ли можно считать здоровым прецедентом, независимо от специфики конкретного случая.

Согласно одному специально проведенному исследованию, 22 финансовых донора трёх основных политических партий в Великобритании (большинство из них поддерживают Консерваторов) получили места в высшей палате Парламента, начиная с 2007 гола. Внесённая ими общая сумма составила £50,4 миллионов. Это число не включает другие виды политической купли-продажи, — накидывание горностаевой мантии на нужных друзей-журналистов и специальных советников. Порой новоявленные лорды привносят в деятельность высшей палаты ценную опытность в делах, но даже если и так, здесь наиболее вероятно просто случайное совпадение, а не истинная причина их возвышения. В составе палаты лордов находятся достойные заслуженные законотворцы. Среди них встречаются и бывшие финансовые доноры партий. В этом нет примеси какой-то предосудительной закулисной активности. Однако настоящие работники барахтаются в одной луже вместе с высокооплачиваемыми посредственностями, изжившими себя бездельниками-аристократами и серийными прогульщиками, общий вклад коих в британскую публичную жизнь нулевой, или даже отрицательный, если учитывать вносимые ими затруднения и препоны.

На сегодняшний день существуют более восьмисот пэров*. Члены палаты лордов наконец согласились с тем, что пэрство должно быть ограничено шестьюстами персон, а также с тем, что следует ввести максимальный пятнадцатилетний срок пребывания в палате лордов. Но пока ещё весь «воз и ныне там». Правительству недосуг: всегда находятся более важные дела, не терпящие отлагательства. Конституционная реформа не является приоритетной целью и для большинства депутатов. Премьер-министры тем более неохотно отказываются от своей привилегии держать руки на рычагах патронажа. Неподверженная лечению порча продолжает расползаться. Самодовольное ничего-не-делание представляет собой тяжёлую проблему в политической культуре. Риторики, восхваляющей прошлые демократические достижения, затрачивается больше, чем реальных усилий для поддержания здравой демократической практики сегодня. Ну, не постыдно ли, когда рабочие места законотворцев раздаются словно дешёвые безделушки? Однако это позорное явление до сих пор ещё даже прямо не названо. Ему следовало быть недопустимым, но его спокойно терпят. Оно должно быть невыносимым, но для этого политикам необходимо отказаться от косвенной поддержки. Возможно, следующее правительство сделает шаг в нужном направлении. Сегодняшнее же слишком глубоко увязло в прискорбной традиции, так что связывать с ним какие-либо надежды на улучшение — безнадежное занятие.

(*) Пэр — почётный титул, дающий его носителю право без выборов занять место в палате лордов.

Источник